Мода на квадрат

Художник Джозеф Альберс бежал из Германии в Америку, где его преподавание в колледже Блэк-Маунтин и Йельском университете, а также геометрические абстракции, которые он писал – подарили нам новые способы видеть мир.

Важность личности и таланта Джозефа Альберса (1888-1976) трудно переоценить. Стоит только посмотреть на его работы, на его авторитет в качестве преподавателя колледжа Блэк-Маунтин в Северной Каролине, чрезвычайно влиятельного в мире искусства, и Йельского университета в Коннектикуте, и разумеется, на обстоятельства его бегства из Германии в 1933 году… Мы увидим, что Альберс был человеком, чьи эстетические воззрения во многом определили и были определены
20-м веком.

«Я не хотел бы быть пророком,– сказал он как-то в интервью. – Мне гораздо больше нравится писать картины, чем предсказывать, что в ближайшем будущем будут писать другие художники. Хотя я чувствую, что учитывать «общественный заказ» сейчас очень актуально».

Можно было бы сказать, что Альберс явился пионером в области дизайна: он работал над самыми разными вещами в этой области, начиная от чертежей различных объектов до шрифтов, от обложек альбомов до мебели; причём всё это несло на себе отпечаток знаменитой немецкой школы строительства и художественного конструирования «Баухауз». Баланс и архитектурные принципы были ключевыми во всем, что он делал: многие из его геометрических рисунков напоминают более знакомые нам работы М.С.Эшера, хотя Альберс, в отличие от последнего, не видит необходимости в своих работах шутить или показывать, насколько он модный и новаторский. Он был в первых рядах художников, которые стали воспринимать отрицательное пространство как нечно большее.
Его, безусловно, самая известная серия, «Почтение к квадрату», воспринимается как новое видение: это картины и гравюры, в которых во главу угла ставится взаимодействие формы и цвета. Альберс использовал масляные краски и шпатели-мастихины, чтобы вырезать точные углы и цвета, которые наслаиваются друг на друга: золото на жёлтый, а тот, в свою очередь, на оранжевый, – или вызывающе контрастируют. «Меня интересует, как они женятся, как происходит их взаимное проникновение, а потом появляется на свет их ребёнок, цвет, который является их совместным продуктом», –говорил он. Формы тоже проникают друг в друга: квадраты наслаиваются один на другой, демонстрируя при этом скрупулёзное внимание художника к балансу и форме.

«Подобно тому, как знание акустики не делает человека музыкально развитым – то есть не помогает ему ни производить музыку, ни слушать её – так никакая система колористики сама по себе не может развить цветовосприятие человека, – отмечал Альберс. – Этот тезис параллелен также тезису о том, что никакая теория композиции одна, сама по себе, не может помочь созданию музыки или живописи».

Альберс работал над серией «Почтение к квадрату» с 1949 года и до самой своей смерти; в эту серию вошли более 1000 работ. На художника оказала огромное влияние знаменитая школа «Баухауз», куда Альберс поступил в 1920 году (как сын маляра), и где зародилось это потрясающее слияние живописи, архитектуры и дизайна.
Уолтер Гропиус
Основатель «Баухауза»
«Я всегда выступаю против огромного количества неправильных рассказов о Баухаузе, где говорится, что там была жёсткая программа, формально организованное обучение, – сказал как-то Альберс в интервью. – Нет, у нас не было ничего подобного. Самое великолепное из всего, что было в преподавании Гропиуса - это то, что он никогда никому не говорил, что делать. Кроме меня, мне он как-то сказал, что я должен преподавать ремесло. Я так и сделал».

Но немногие из художников до сих пор занимались такого рода творчеством в 1960-е годы, время, когда искусство считалось превосходящим реальность, когда считалось модным создавать такие концепции, которые заключали всю остальную часть мира в раму живописи. Тогда был в моде абстрактный экспрессионизм: цветные блоки Марка Ротко, капли Джексона Поллока и растрёпанные, роскошно бесстыдные женщины Виллема де Кунинга. Альберс не говорил на этом языке. Не говорил в буквальном смысле слова: когда знаменитый архитектор и основатель отдела архитектуры Музея современного искусства, Филип Джонсон пригласил Альберса и его жену Анни приехать преподавать в колледж Блэк-Маунтин (как способ бегства от нацистского режима), Альберс возразил: «Я же не знаю ни слова по-английски!»

Впрочем, они всё-таки приехали, и через некоторое время стали там важнейшими, знаменитейшими фигурами. Блэк-Маунтин был невероятно влиятельной школой во второй половине 20-го века. Это был педагогический эксперимент: в колледже проповедовали приоритет практики над теорией, а также полное равенство между учителями и студентами, и радикальные понятия о том, каким может быть класс или даже целая школа. Это было то самое место, где Мерс Каннингем создал свои танцевальные проекты; место, где родился перформанс
как явление. Когда Альберс приехал, один студент смело спросил его: «Чему вы собираетесь нас учить?» Альберс ответил: «Я буду учить вас открывать глаза».

В общем, можно сказать, что Альберс видел сферу преподавания искусства как «в большой степени обусловленную ретроспективным отношением».

«На мой взгляд, – подчёркивал он в интервью, – это на самом деле неправильно, что историки диктуют направление художественным школам или художественным музеям. Хорошо бы нам всем помнить, что это началось только в 19-м веке, в котором была изобретена ретроспекция, которая получила широкое распространение, и уже потом была подхвачена музеями».

В 1950 году в Йельском университете была создана кафедра дизайна, и её предложили возглавить Альберсу. Йель – это один из самых известных и респектабельных университетов Лиги Плюща, и там, разумеется, не позволяли таких экспериментов в обучении на практике, как в Блэк-Маунтин; и всё же классы Альберса и там были по-настоящему легендарными. Он анализировал нетрадиционные источники вдохновения для дизайна, от уличных фонарей Нью-Йорка до панцирей насекомых. Он не нагнетал таинственности, а говорил буквально, когда утверждал, что хочет помочь своим ученикам начать видеть по-другому.

Именно издательство «Йель Юниверсити Пресс» позднее, в 1963 году, опубликовало его книгу «Взаимодействие цветов». Книга была одновременно уникальным пособием, экспериментом и произведением искусства: ограниченный тираж с шелкографией, 150 цветных пластин, которые показывали, как несложно догадаться, взаимодействие цветов (Альберс был всегда чрезвычайно прям и буквален в своей речи и названиях
Знаменитые ученики Альберса

Ева Хессе
1936–1970


Минималистские работы Хессе изменили понятие о скульптуре, с точки зрения формы, материалов (латекс, стеклопластик, пластик), сюжетов и тем.

Руфь Асава
1926–2013


Насыщенные тканые «скульптуры» Асавы говорят как о минимализме в восприятии художницы, так и об её приверженности к дзен-буддизму.
Роберт Раушенберг
1925–2008


Раушенберг, пожалуй, уступает только Пабло Пикассо в борьбе за титул величайшего художника 20-го века. Его поп-арт возводит в культ китч почти без иронии.

Варуян Богосян
1926–


В отличие от большинства других художников в этом списке, Богосян обучался под руководством Альберса в Йельском университете. Его успех в мире скульптуры и дизайна, его сюжеты, которые в значительной степени заимствованы из классической мифологии, говорят о неослабевающем влиянии Альберса как преподавателя Йеля.

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА:
Made on
Tilda