GANT RUGGER

МИР В ЧЕРНО-БЕЛОМ ЦВЕТЕ

Эмоции, Свет и Тени. Любимые места пребывания фотографа Ренато Д'Агостин – в темной комнате и на дороге.
Восемь лет назад, путешествуя по Токио в одиночку, Ренато Д'Агостин лишился единственной кредитной карты. Как позже стало известно, банк заблокировал карту, чтобы предотвратить ее использование в мошеннических целях, так как Ренато не уведомил его, что выезжает за границу. Тем временем, как вспоминает Д'Агостин, он оказался «с 50 баксами, без мобильного и без компьютера». Не имея возможности связаться со своим банком или заплатить за отель, он провел пять дней, питаясь рисом и ночуя на скамейках, пряча свои драгоценные фотоаппараты под майкой.
"Мне было довольно комфортно, и я никогда не был зол", говорит он. "Мне действительно нравится отправляться в чужую страну и теряться из виду – первую неделю в любом месте я не хочу ни с кем общаться." И все же тот первый опыт в Токио (впоследствии он посетил этот город еще несколько раз) не был приятным. Его снимки того времени темнее многих других, что, как он говорит, точно так, как и должно быть: "Я люблю фотографировать то, что я ощущаю, а не то, что я вижу."
Пленка, добавляет он, гораздо лучший способ передачи эмоций, чем цифра. Он любит энергетику пленки, интуицию и неопределенность при съемке, тот факт, что «я никогда точно не знаю, что в конечном итоге получится». Только когда он уединяется в темной комнате, где однажды провел 72 часа один на один со снимками, появляется какая-то ясность. Ощущение покоя вытесняет шум и смятение от первого взгляда, оттенки света проступают из полутьмы, и фотограф начинает сознательно обрабатывать снимки. Работам Д'Агостина присуще совершенное качество, в них есть что-то глубокое и загадочное. Его притягивает простейший контраст черного и белого. Он редко снимает в цвете, руководствуясь изречением Роберта Фрэнка, что «Черное и белое – цвета фотографии. Для меня они символизируют альтернативу надежды и отчаяния, которым навечно подвергнуто человечество».

В своей квартире в Бруклине, которая является и его мастерской, Д'Агостин расхаживает в льняных брюках и эспадрильях. Он пьет эспрессои San Pellegrino, подобно итальянцу, и всегда имеет несколько бутылок вина в запасе. Он смастерил книжные полки за один день и нашел средневековый кофейный столик за углом. Он любит публиковать книги; учитывая ожидающие публикации тома в Лос-Анджелесе,
Вашингтоне и Стамбуле, он проворачивает то, о чем многие фотографы могут только мечтать. Этой зимой у него сольный показ в главной галерее современных искусств в Сан Дона Ди'Пиаве, его родном городе, недалеко от Венеции. На стене у Д'Агостина висит снимок, который он сделал в Шанхае: полоса из разных флагов, тянущаяся как хвост от нижнего края рамки и уходящая в серое небо. Справа внизу два черных силуэта наблюдают, стоя бок о бок. Приглядитесь и вы сможете различить, что один из них молодой, а другой пожилой, и вы начнете разгадывать безмолвные темы надежды, перемен и освобождения.

Это поразительно, что Д'Агостин заснял этот впечатляющий кадр из салона такси, за секунду до того, как машина скрылась в туннеле. Но это не так удивительно для самого Д'Агостина, который расценивает ожидания как своего врага. Для своей книги о горе Этна он просто присоединился к двухчасовой экскурсии. И все же тяжелые, туманные формы на его фото, кажется, достигают размеров легендарного вулкана; зернистая структура прекрасно передает застывшую лаву, воздушные просветы словно сжимаются от каждого шага.
"Белое перемешивалось с черным, с красивым дымом, который поднимался и преображал все", Д'Агостин вспоминает о своей поездке на Этну. Ему понравились 23 снимка из тех, что он сделал в тот день, и он позвонил своему издателю в Милан, чтобы обсудить создание книги. Издатель, обеспокоенный, что снимков окажется недостаточно, сказал, что ему необходимо подумать об этом. После этого звонка Д'Агостин вышел в Интернет и опубликовал свои впечатления под названием "Кочующие издания". Этна была первым релизом. Из трех книг, которые он издал на сегодня, эта самая продаваемая. Д'Агостин отснял свою четвертую книгу этим летом в двухмесячной поездке из Нью-Йорка в Сан-Франциско. К этому путешествию он готовился более тщательно, чем обычно, полагая, что будет неплохо вооружиться адресами хороших мастерских, но поломки посреди пустыни как раз тот опыт, который он мог использовать.

РЕНАТО Д'АГОСТИН: МОИ ПЯТЬ САМЫХ ЛЮБИМЫХ ФОТОГРАФОВ

Ральф Гибсон. "Я помогал ему здесь в Нью-Йорке на протяжении более, чем пяти лет. Он говорил мне, 'Если хочешь быть отличным фотографом, ты должен также изучать другие формы искусства: музыку, архитектуру, живопись, скульптуру'.
Не каждый фотограф вам такое скажет. Он показал мне, как формировать свет в темной комнате, как 2% серого меняют размерность серебряно-желатиновой печати."

Марио Джиакомелли. "Он фотограф 1970х из Италии. Тяжелый черный, яркий белый, множество контрастов – его работа изменила мое восприятие реальности. Даже если бы он снимал в маленьких местах вокруг Италии, я нахожу глубину его тем и сущность его пейзажей абсолютно универсальной."

Саул Лейтер. "Повелитель цвета. Мне нравится, как он умел снимать каждодневные вещи, такие, как поездка в Дели, и из этого получались невероятные фотографии."

Диадо Морияма. "Морияма – одна из причин моей поездки в Японию. Он экстремальный фотограф, отличающийся той грубостью, которая олицетворяет для меня японскую фотографию 70х. Его книги – это опыт." Алессандрo Симонетти. "Я восхищаюсь им. Он очень в стиле панк. Он снимал панк сцену, но все остальное, что он делает, связано с молодостью и неординарными предметами."

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА
Made on
Tilda