Специальный материал

БЕССТРАШНЫЙ АЛЬПИНИСТ

Отсутствие зрения не помешало Эрику Вейхенмайеру покорить несколько горных вершин. Теперь он бросает вызов всем нам, побуждая преодолевать границы в собственной жизни.
Полностью потеряв зрение в возрасте 13 лет из-за ретиносхизиса, генетического офтальмологического заболевания, Эрик Вейхенмайер отказывается позволять слепоте портить ему жизнь. Он стал первым незрячим альпинистом, который достиг вершины Эвереста, и одним из немногих людей, которые покорили все Семь вершин: самые высокие горы на каждом из континентов. Кроме того, он в одиночку сплавился на каяке по Гранд-Каньону!

Когда Эрик не занят покорением новых высот, он бросает вызов окружающим, побуждая их воспринимать жизнь как «восхождение», а не как «туристический поход». Он стал одним из основателей движения «Без границ», которое помогает людям с ограниченными возможностями (больные после ампутации, параплегики,
лишившиеся зрения, жертвы инсульта), а также тем, кто борется с наркоманией, ожирением, посттравматическим стрессом и другими психологическими проблемами, наставляя их на более продуктивный путь в жизни. Его решимость жить жизнью «без границ» вдохновила тысячи людей по всему миру на то, чтобы преодолеть свои страхи и жить так, как они хотят и мечтают, не давая разрушить свои мечты проблемам, с которыми они сталкиваются.
Третья книга Эрика «Без границ», которая представляет собой отчасти мемуары, отчасти нечто вроде дорожной карты, отчасти приключенческий экшен, – выйдет в феврале 2017 г. Его автобиография «Прикоснись к вершине мира!» уже не только вышла в свет, но и была экранизирована.
— Как вы начали заниматься альпинизмом?
— Мой папа имел обыкновение раз в месяц возить меня в Бостон: это занимало три часа езды на машине от нашего дома в Коннектикуте. Возил он меня в реабилитационный центр для слепых, где с незрячими занимались такими вещами, как езда на тандемном велосипеде, плавание на каноэ, парусный спорт и т.д. Как-то раз в один из уикэндов инструкторы познакомили нас со скалолазанием. И я полюбил его! Когда речь идёт о тандемной езде на велосипеде или плавании на каноэ, слепой человек не управляет процессом; но в скалолазании всё было по-другому. Это было похоже на задание типа «Соедини точки», которые дают детям, чтобы они учились рисовать… Только тут нужно было соединять точки одну за другой, используя всё своё тело, используя руки и ноги вместо глаз, чтобы сканировать плоскость скалы и найти те небольшие трещины и карманы, за которые можно зацепиться. Это была самая захватывающая вещь, которую я когда-либо делал. Таким образом я добрался до вершины и, когда я сидел там со своим проводником, слыша шелест деревьев на ветру и звуки долины подо мной, у меня случился момент просветления. Этот момент определил дальнейшую траекторию моей жизни; с тех пор я никогда не переставал думать о восхождениях и заниматься ими.
— Вы говорили о гневе и разочаровании, которые охватили вас после потери зрения, и о страхе, что теперь, в свою очередь, другие люди перестанут вас видеть и замечать. Вы всё ещё чувствуете это?
— Я бы сказал, что это было скорее удивление, чем гнев. Ты как будто уходишь в себя – мир становится таким страшным местом, и ты бунтуешь и бесишься, и не хочешь принимать помощь от других людей из-за своей гордости. Я помню, как один раз сидел в одиночестве в школьной столовой, в то время как все другие дети играли, шутили и смеялись вокруг меня, и моей единственной мыслью было: «Я не хочу быть здесь. Я не хочу быть здесь один!» Я хотел быть в гуще событий. Многие из решений, которые я принял в своей жизни, были вызваны страхом стать ничем, нулём, тем, кого сметут на обочину и забудут. Значительная часть моей работы в проекте «Без границ» заключается в том, чтобы помочь людям не принять это тёмное место, а выяснить способы, как можно выбраться оттуда и жить осмысленной и полноценной жизнью.
— Большинство людей в той или иной степени боятся высоты. Как вы думаете, вам было бы страшнее заниматься восхождениями, если бы вы могли видеть?
— Когда я пересекаю расщелину по длинной горизонтальной лестнице, товарищи по команде вечно подкалывают меня, говоря, что возможно, мне не так страшно, потому что я не вижу, насколько она глубокая. Ну-ну. Издеваетесь? Падение в неизвестность? Я не думаю, что это «не так страшно».
— Что вы почувствовали, взобравшись на вершину Эвереста?
— Оживление и радость. Моя команда училась и работала изо всех сил на протяжении двух лет, чтобы этого достичь. Но на нас надвигались тучи, а кроме того, мы знали, что большинство несчастных случаев происходит на пути вниз с вершины, так что мы не стали долго праздновать и веселиться. Я услышал, как молитвенные флажки хлопают на ветру, и мой друг Джефф сказал мне, чтобы я хорошенько запомнил всё, что слышу и ощущаю вокруг, потому что вряд ли я когда-либо побываю здесь снова. Звук определённого пространства запоминается. Я горжусь тем, что 19 человек, составляющих нашу команду, в тот день совершили восхождение: мы стали самой большой командой альпинистов, которая когда-либо одновременно взошла на «вершину мира».
— Какую самую страшную вещь вы когда-либо делали в жизни?
— Определенно это был каякинг. В горах большую часть времени всё стабильно; они не двигаются. Но когда ты проходишь на каяке порог, ты никогда не знаешь, как вода ударит тебя в борт в следующее мгновение, и где покажется следующий камень. Твой проводник, который выкрикивает тебе инструкции, должен формулировать их максимально быстро и чётко, а ты должен реагировать мгновенно. Там просто нет времени, чтобы раздумывать.
— Может ли человек победить все свои страхи?
— Я так не думаю. Страх всегда присутствует в нашей жизни. Но я думаю, что человек может свести его к минимуму и сделать так, чтобы страх перестал его парализовывать. В тех вещах, которыми я занимался, вокруг меня есть отличная команда, и я подготовлен к тому, чтобы пройти весь этот сложный путь, при помощи большого количества всяких систем и прочего, и у меня есть ответы на мои «почему», то есть я понимаю, зачем я оказался в этом месте… Все эти вещи могут свести к минимуму страх и перевести его в чувство абсолютного присутствия «здесь и сейчас». Страх, между прочим, может порой спасти вам жизнь, но только в том случае, если вы пытаетесь свести его к минимуму.
— А есть ли что-то, чем вы бы не стали заниматься?
— В чём я точно совершенно не заинтересован, так это в слепом риске. Я бы, например, не хотел, чтобы мною выстрелили из пушки. Я не люблю трюки. Люди всегда пытаются бросить мне вызов, заставить меня выполнить
какой-нибудь трюк. Что-то типа «было бы круто, если бы вы стали первым слепым человеком, поучаствовавшим в корриде в Памплоне». Но я не хочу делать подобные вещи. Всё, что вы делаете, должно иметь для вас некое важное значение. И потом, я всегда смотрю, стоит ли игра свеч, а не просто ищу что-нибудь ещё «прикольное», что может убить меня. У меня есть семья и масса мотиваций для того, чтобы жить.
— Чего, по вашему мнению, люди больше всего боятся?
— Многие люди, с которыми мы работаем, уже испытали боль физически, эмоционально или психологически; они не доверяют миру. Они объявили войну миру, их души искорёжены взрывом, их друзья погибли, или
они в детстве испытали страшные переживания. Мы работали с парнем, которого мать во младенчестве бросила в мусорный контейнер; согласитесь, с такими обстоятельствами трудно справиться. Многие люди боятся успеха. Они получают отказ за отказом, а неудача – их старый друг. Перспектива успеха настолько страшна для них, что они саботируют собственную жизнь, прежде чем хотя бы попробуют увидеть, как выглядит успех. То, чему мы учим людей, заключается в следующем: когда ваш мозг требует обернуться и обвинить мир во всех своих проблемах – это дерьмовое место, в котором вы сейчас находитесь, или других людей, или вашу семью, ваших родителей, или алкоголь, аварию, войну… Не нужно этого делать! Сделайте всё ровно наоборот. Взгляните внутрь себя, подумайте об улучшении того, что находится внутри вас. Мы называем это «внутренним светом».
— Что бы вы назвали первым шагом к жизни «без границ»?
— Безусловно, хорошее начало – вера в свои силы. Кроме того, всегда формируйте вокруг себя хорошую команду, которая верит в вас и вашу миссию, и имеет навыки, которых вам, возможно, не хватает. Это касается всего, что вы делаете в жизни – не важно, начинаете ли вы собственное дело или совершаете восхождение на гору.

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА:
Made on
Tilda